Да, здравствуйте, молодой человек. Как же, помню, вы писали на форуме, что собираете материал из серии жуткие истории, для сборника рассказов про всякую жуть.

Мистика, жуткие истории, загадки, городские легенды и прочая белиберда для любителей кожных мурашек.

Да, я говорил вам по телефону, что есть в моей практике один случай на подходящую вам тему.

Проходите, разувайтесь. Чаю?

Рассказ недолгий, минут пятнадцать максимум. Диктофон включайте, но имена нужно будет изменить.

Я? Ну пусть буду Прохоровым, ничуть не хуже моей настоящей фамилии.

***

жуткие истории

Было дело лет 15 назад, в аккурат до того, как я уволился из органов. Да, поэтому и уволился.

Подождите, давайте по порядку, а потом уже вопросы ваши зададите.

Так вот, перевёлся я тогда из Поволжья на службу в Питер.

Естественно, рад был – прыгал до небес, шутка ли, из провинции получить перевод в Петербург, в УВД Василеостровского района.

Да ещё и адъютантом его превосходительства – хоть и числился простым следователем УГРО, но де-факто состоял при тогдашнем начальнике УВД генерал-майоре Черных.

Спасибо тестю, постарался, напряг все старые знакомства и выхлопотал для дочки переезд в культурную столицу.

Он жену этого генерал-майора оперировал. Ну и я туда же, мы тогда ещё с супругой душа в душу жили.

Значит, выполнял я по службе отдельные поручения, но и личные услуги тоже оказывал.

На хорошем счету у генерала был.

Черных был заядлым охотником, во всём Питере за год столько жуликов не брали, сколько он на охоте  дичи брал – зайцы, косули, кабаны, медведей пару.

Ну и загородный дом у него был соответственно обставлен, этакая усадьба охотника.

На стенах – коллекционные ружья, в сейфах – рабочее оружие, по углам трофеи.

Вот насчёт трофеев он мне и дал задачу, найди, говорит, лучшего таксидермиста в Питере, чтобы чучела мне делал.

Я через общество охотников вышел на знающих людей, они-то мне и дали контакт мастера.

Собрался я, поехал по адресу.

Звоню в квартиру, представляюсь, так мол и так, я к вам от Анатолия Германовича, тот рекомендовал вас как лучшего мастера по обработке тушек умученных зверей.

Открывает мне дверь… гном. Ну как гном, мужичок, росту мне по грудь, серьёзно в годах, весь в морщинах, на носу пенсне.

Вот ты пенсне на человеке видел хоть раз? А я видел. На портрете Берии.

Тот на меня посмотрел молча, кивнул, дескать, проходи, милиция. Ну я прошёл в квартиру, а там…

Такое впечатление, что со времён постройки ничего не менялось. Нет, всё ухоженное, но как будто со времён Александра Миротворца законсервировано.

Даже лампочки в люстре у него светили как-то… керосиново, что ли. А чучел – тьма!

Звери, птицы со всех сторон, как в передаче «В мире животных». Даже орангутан в углу стоит, представляешь!

Это на Фурштатской-то улице орангутан, типичная фауна окрестностей, ага. Старик, сразу видно, не то что энтузиаст – фанатик!

Сам в маленькой комнате и жил, и ел, большая под работу занята, а дальняя закрыта.

А ещё какие-то поделки из меха, маски, даже бубен на стене висит, представляешь? Как у сибирского шамана, натурально.

Провёл он меня, значит, в комнатку, там же на плитке кофе заварил, и, говорит, рассказывайте.

Кто, откуда и по какой надобности.

Я ему тут же рапортую: от генерала Черных, по вопросу изготовления чучел, заказчик щедрый, работы много. Тут его аж покосило.

Я, говорит, молодой человек, чучела не делаю, это вам на барахолку за чучелами надо. Я запечатлеваю души животных во плоти.

Позвольте представиться, Михаил Францевич Пельцер, таксидермист.

Ну я-то тогда значения не придал, поговорили мы с ним и решили, что со следующей генеральской охоты будет ему первый заказ.

Через недели две генерал поехал на охоту, добыл вепря. Ну как добыл.

Кабана обложили, погнали прямо на генерала, тот его из скрыта взял, как с витрины.

Тут же хрюнделя освежевали, присыпали шкуру солью, и я помчал.

Захожу в квартиру к Францевичу, свёрток ему передал вместе с задатком, условились через две недели забирать.

Генерал не утерпел, со мной вместе поехал. Я его привёз, заходим в квартиру, а там…

Кабан живой стоит, копытом роет, вот-вот бросится!

Я аж присел, генерал рот открыл, смотрит то на кабана, то на чучельника. А тот стоит довольнёшенек, улыбку прячет.

Нет, кабан, конечно, был чучелом, но каким!

Обычные чучела – так, предмет мебели, сразу видно, что неживые, а тут кажется, что он то глазом косит, то ухом прядёт.

Одним словом, шедевр Микеланджело, сразу видно.

Генерал на месте за лопатником полез, сколько было, сразу отдал этому Пельцеру, а на лице радость, как у пацана, которому  вертолёт подарили на радиоуправлении.

Ну я вниз пошёл, в машине ждать, генерал остался ещё в квартире, о чём-то толковали с чучельником ещё часа полтора, не меньше.

Потом подчинённые генераловы поднялись, как он вышел, зверя упаковали бережно, в УАЗик погрузили и повезли.

Генерал со мной на моей машине так и уехал.

Пока вёз я его до коттеджа, тот аж на месте не сидел, ворочался.

Потом уже, выходя, сказал: «Да, капитан, непрост твой герр таксидермист, ох и не прост!»

На радостях он ещё и мне прилично отстегнул премию за удачную находку, зарплат пять по штатному расписанию где-то.

Так и повелось, полгода где-то я трофеи на Фурштатскую отвозил с охоты и забирал чучела.

Всё зверьё как один выглядели до того живыми, что вот-вот не то убегут, не то нападут.

Черных все свои старые чучела раздарил, говорит, смотреть на них тошно, не то что пельцеровские.

Ну и я мало-помалу со стариком разговорился.

Оказывается, он из остзейских немцев, прадед его переехал ещё при Александре III в Петербург, и так они там и жили.

С прадедом этим любопытная история была.

Тот из Прибалтики в юности в Финляндию путешествовал, да нашёл там что-то эдакое, странное.

Несколько лет там прожил, изучал быт, язык, у саамов зимовал – в общем, есть в кого родиться с лёгкой припиздью в славной фамилии Пельцеров.

А дед до войны тоже по северным краям ездил, якобы пушнину скупал.

Дожил до блокады, потом они в Сибирь уехали в эвакуацию.

Дед в городе селиться не стал, поехал в глушь Туруханского края, оттуда уже только после войны вернулся в Питер, да тут и помер.

Отец старика, Франц Людвигович Пельцер, даже карьеру научную сделал, писал монографии о малых народах Севера.

А вот Михаил Францевич в деда пошёл, интересно ему было меховым делом заниматься.

Помню, как-то раз сидим, пьём чай у Пельцера – а у него этих чаёв было, да с травами разными, ум пропьёшь!

Так вот, сидим, а он говорит мне:

«Представляете, Володя, сколько всего неизведанного может скрываться в нашем мире? Ни одни страшные истории такого не опишут!

Вот взять хотя бы моего деда – он ведь не просто за мехами ездил, он, как и прадед, жил с этими людьми, участвовал в обрядах.

Он даже в Сибири принял посвящение от настоящего шамана!

И он это записывал, откуда бы ещё у отца был такой уникальный материал для его книг.

Вот, посмотрите, здесь он описывает ритуал, с помощью которого настоящий шаман может уйти в мир мёртвых, поймать там дух умершего животного и вернуть себе на службу, как манси ловили и приручали оленей.

И это не ваши жуткие истории, это всё по настоящему».

Встал, ушёл в дальнюю комнату, принёс мне оттуда тетрадь и протянул – просвещайтесь, герр Володя.

Я только на обложку глянул – тетрадь старая, переплёт жёлтый и растрёпанный весь – а там на немецком.

Кое-как я разобрал «Людвиг Иоахим Пельцер», внутри всё аккуратным почерком от руки исписано, рисунки, кое-где пятна от свечи, вежливо поблагодарил и вернул. Не моего ума дело.

В общем, у старика было три отдушины в жизни, как я понял: изготовление чучел, воспоминания о предках и внучка, точнее, внучатая племянница.

Елизавета, или, как он её называл, «кляйне Лизхен». Иногда деда навещала, я её на выходе из парадной пару раз видел.

Обычная деваха, симпатичная, училась где-то.

Пельцер в ней души не чаял, подарки дорогие дарил, деньги-то у старого водились, собирался завещать ей квартиру со всей коллекцией чучел.

Так время и шло, пока не началась та чертовщина, после которой я из органов уволился и из Питера съехал.

Наверное все жуткие истории начинаются примерно одинаково — эта не будет исключением.

Как-то зимой помер у генеральской супруги любимец – чёрный комнатный терьерчик.

Генерал мне тут же звонит, говорит:

«Срочно мчи сюда, бери Черныша и мчи к Пельцеру! Я записку напишу и денег тут же дам, надо пса по всем правилам искусства обработать».

Я хватаю закрытый конверт с деньгами и письмом, беру несчастную животинку, в одеяло завёрнутую, и мчу на Фурштатскую.

Тут же взлетаю по лестнице, в дверь долблю.

Генерал сказал, нельзя ни минуты терять было.

В двух словах Францевичу объяснил, положил собакена, конверт отдал.

Тот в него заглянул и аж в лице изменился.

Конверт, к слову, совсем немаленький был.

Потом он записку развернул, прочитал и чуть на пол не стёк.

Всё мне обратно суёт, говорит, я такую работу не делаю.

Нечего делать, тут же набираю генерала, тот орёт:

«Дай ему трубку, срочно, мать-перемать!»

Я трубку отдал, Пельцер с ней ушёл в комнату.

Слышу, беседуют:

«Нет, это невозможно! Я не буду за это браться!»

Потом вроде как генерал напором и посулами своё взял, я уже слышу, старик не отказывается, а оправдывается:

«Это опасно, нужно этому обучаться, я только у деда в записях про такое читал», ну и так далее.

В общем, минут пять прошло, уломал генерал чучельника, тот взял пса и потащил в дальнюю комнату. Попросил меня дверь захлопнуть и ушёл.

Через день я заезжаю к генералу на дачу, как обычно, а там Черныш!

Я с вопросами, как мол так, мне генерал говорит, что был у собаки ступор, решили, что мёртвый.

Только Пельцер надрез начал делать, чтобы шкуру снять, пёс тут же ожил.

Раньше Черныш радостный был, игривый, только придёшь, он тут же рядом скачет, игрушки притаскивает.

А тут смотрю – он стоит, не шевелясь, и рычит глухо.

Я ему:

«Черныш, дурак, не узнал, что ли?», и тянусь гладить.

Еле успел отскочить, настолько он резко с пола прыгнул и чуть в руку не впился.

Да, думаю, не слабо тебя перемкнуло после припадка.

А через пару дней Черныша на даче у генерала не стало, а жену с сильными укусами в травму возили, потом у пластического хирурга шрамы убирала.

Прошло ещё пару месяцев, генерал ни на охоту не ездил, никуда не выбирался. Я уж устал в отделе сидеть.

И тут вызывает он меня к себе. Езжай, говорит, капитан, на адрес, займись расследованием. Жмур там образовался.

И называет мне знакомый адрес на Фурштатской!

Я говорю, тащ генерал, это же другой район. Он как взвился:

«А мне плевать, я сказал! Езжай и расследуй, докладывать только лично мне будешь, понял?!»

Конечно, понял, тут сложно не понять.

В общем, приезжаю на осмотр места происшествия, тут до меня уже криминалисты поработали, но никто ничего не рапортует, все меня ждут.

Видимо, тоже генеральский приказ. В общем, отработал я, как учили, осмотрел квартиру, опросил соседей, съездил в морг. И сложилась следующая картина.

За два дня до того Лизу, внучку Пельцера, нашли задушенной в её квартире.

Золото забрали, технику, одежду дорогую и деньги.

Старика оповестили как единственного родственника, тот её из морга забрал и повёз к себе. Готовить к погребению, значит.

А дальше расскажу тебе, как в деле было написано, и это покруче чем самые жуткие истории.

На почве смерти единственной родственницы у старика крыша съехала, тот её увёз к себе, положил в дальней комнате.

Там у него был такой музей народов Севера.

Одежды из меха, маски и амулеты шаманские, камень здоровый посередине с углублением под костёр.

Он всё это, значит, надел, вошёл в состояние наркотического опьянения.

Да не с помощью этой вашей химии, грибы и травы использовал, натур продукт.

И не выдержал изношенный организм, смерть от остановки дыхания.

Соседи вызвали пожарных из-за запаха дыма, вскрыли дверь, так и нашли лежачего с пеной на губах.

Всё барахло оттуда вывезли как вещь доки, где сейчас лежит, никому не известно.

Дело закрыли за отсутствием состава преступления. Всё понятно, правда?

Только вот скажи мне тогда, друг ты мой писатель, как же так получилось, что был он в запертой квартире один с телом внучки, а на горле у старика следы зубов?

Ну как?

Подойдёт такой рассказ для тех кто любит жуткие истории и всяческие страшилки?

Молодой человек выключил диктофон, кивнул головой и сказал

«Да, порой самые жуткие истории, происходят в реальной жизни…»

Источник

***

Развивать свой мозг и свои суперспособности никогда не поздно! Здесь уйма тренажёров и тестов, для развития твоих суперспособностей. Развивайся вместе с ВИКИУМ

Все наши жуткие истории в рубрике Страшные истории