Продолжение мистической истории о жажде мести и справедливости.

Первая часть здесь

Перевёртыш мистика из жизни

Уральские горы, уральские леса – сказочное место.

Весь наш путь с Будимиром был похож на экскурсию в сказку.

Сквозь кроны деревьев прорывалось теплое солнце.

Мох под ногами, будто ковер делал каждый шаг мягким и тихим.

Будимир похвалил нас за «лесную науку».

Как он пояснил мы очень хорошо и правильно по лесу идем, не шумим, не сорим, веток не ломаем зазря.

А я поблагодарил дядю Сашу, за его науку, которой он нас пытался обучить в детстве.

Старец, видимо очень хорошо знал места эти — прошагали мы огромный путь как по ковровой дорожке.

Когда мы вышли к подножью гор, уже становилось достаточно темно.

Будимир вывел нас к сторожке.

Хотя я бы назвал её скорее избушкой на курьих ножках в комплектации «квадро».

Небольшой домик, стоящий на 4 пеньках на высоте около метра от земли. Переночевали и снова отправились в путь.

Будимир по-прежнему ни слова не проронил о цели Серегиного визита к нему.

Хотя мы пытались расспрашивать и напрямую и завуалированными обходными разговорами – все бес толку.

Молчал, как старый партизан и нес свою ересь про «покой», «сердце» и так далее.

По горам шли козьими тропами, которые Будимир хорошо знал, стало быть, бывал здесь часто, отметил я про себя.

Интересно, Серега то тут как плутал, или старый дал ему карту?

Наслаждаясь дивными видами и ноющими ногами, мы добрались до небольшой площадки среди гор.

С площадки открывался чудесный вид на озеро.

Слева и справа нашу площадку окружали скалы, метров по 7-10 в высоту, увенчанные огромными соснами.

Как на скалах растут сосны – для меня загадка до сих пор.

Озеро было подернуто легкой дымкой, но солнечные блики были видны даже с такого расстояния и при такой видимости.

Созерцание видом прервал шум катящихся камушков откуда-то сверху.

— СЕРЫЙ! – заорала Катя, тыча пальцем вверх.
Как по команде все повернулись в сторону склона.

На самом верху стоял Серега.

Бледный, с черными кругами под глазами, в оборванной одежде, грязный.

Он смотрел на нас через плечо, сверху вниз и в глазах его был мертвецкий холод.

Поврежденный глаз, окончательно побелел и стал представлять вовсе жуткую картину.

— Серега, погоди! – крикнул Данич и начал карабкаться вверх по склону.

Сергей повернулся и отошёл от края обрыва. Видеть мы его перестали.

– Да стой же ты, пришибленный!

Камни и земля под ногами Данилы скатывались, и он то и дело срывался вниз.

После пятой попытке подняться вверх Данич сел на землю и утирая грязь с лица выдал:

— Все, окончательно Серега с катушек съехал.

Хренов хромоножка, как он так быстро досюда добрался?

Как он там по горам скачет, у него же одна нога другой короче сантиметра на полтора? – Данил подобрал камень с земли и не вставая метнул его в сторону озера.

– У нас провизии осталось на пару дней. Сколько мы тут за ним как козлы по горам скакать будем?

— Тише Данич, не шуми – встрял я.

Всё это время мне на давал покоя один факт. А точнее один дед.

– Будимир, а Вам сказать по-прежнему нечего?

— Что тут сказать можно – повернулся к озеру Будимир и уставился немигающим взглядом куда-то на тот берег озера.

– Сергей круг нашел. Теперь ищет второго в круге.

— Дед, я при всем уважении к старости заявляю – с земли встал Данил и сжав кулаки двинулся в сторону Будимира – хорош тут в Агату Кристи играть. Пришло время откровений.

Данил подошёл вплотную к старцу и играя скулами начал сверлить Будимира взглядом.

«Включился бык» — подумал я.

Что такое, когда Данич «включает быка» я знаю отлично.

За секунду культурный образованный человек превращается в неандертальца.

Словарный запас сокращается до 5-10 слов половина из которых мат.

Утрирую конечно, но близко. Успокоить его в таком состоянии можно только двумя способами.

Либо он вырубит обидчика, либо обидчик вырубит его наповал.

Бывает такое очень редко, но, как говорится, метко. Это был тот самый редкий случай.

— Дед, хорош! Мы крюк дали такой не ради прогулки. Чё с парнем сделал? — я видел как Данил сжимает кулаки до белых костяшек. – Херали ты молчишь, старый?

— А ты Данилушка успокойся. – произнёс Будимир, своим «лиственным» голосом.

Повернувшись к Даниле, старик взял его за плечи и легонько погладил.

– Успокойся, посиди, отдохни. Идти нам с Вами еще предстоит. Осталось немного, но путь сложный.

Данил сделал пару шагов назад и спокойно опустился на землю.

Сел «по-турецки» и тоже начал разглядывать что-то на том берегу озера.

Он был совершенно спокоен. Ни один мускул не дрогнул на его лице.

От такого энергетического кон-фу я прифигел если честно.

То, что Будимир обладал какой-то мистической силой я уже не сомневался.

Но вы бы видели Данилу!

Он реально за долю секунды стал спокоен как буддистский монах постигший нирвану.

Тут нормальный то человек не способен так резко успокоится, а этот — мистика, да и только.

— Дедушка Будимир, — взмолилась Катюха – помогите нам! Он ведь погибнет. Я чувствую, что в опасности он большой.

Слезы катились из её глаз, нос начинал предательски краснеть.

Катя и так никогда не была Анджелиной Джоли, а когда плакала так и вовсе превращалась в жалкое существо.

— Я чувствую… Я всегда чувствую! — Всхлипывая Катя опустилась на землю рядом с старцем.

– Нам по 15 лет было, когда Серега пошел на стройку, на разборку с Шушой. Я тоже тогда почувствовала что-то неладное. – Катя смачно растирала красный нос ладонью. – прибежала вовремя, слава Богу.

Он упал со второго этажа, на арматуру, ногу пропорол. Я если бы не прибежала и на помощь не позвала, он бы умер… — Катюха разревелась с новой силой.

С тех самых пор, кстати, Серый и прихрамывал. Не сильно, но заметно.

Вот надежда на его хромоту нас и подвела. Думали догоним, а он вон как…

— И ты Катенька не горюй. – Будимир подошёл к девушке и тихонько коснулся её волос.

Катя успокоилась, шмыгнула носом пару раз и осталась сидеть на своём месте, обратив взгляд на тот берег озера.

Меня это уже не удивило.

Старец повернулся ко мне, поднял руки ладонями вверх и произнес:

— А ты Славушка, торопись. Спасти Сергея ты уже не сможешь, но обрести покой ему ты в силах помочь. Нашел он уже себе друга в круг медвежий. А как он успокоится, и вы покой обретете.

— Куда бежать Будимир? И что с ребятами будет? – мысли в голове начали путаться.

Бежать действительно хотелось. Бежать со всех ног, подальше от этого бесноватого места, но Катька с Даничем… да и Серега здесь все еще.

Будимир указал пальцем не небольшой холм, который виднелся слева от нас за скалами. «Метров 150 до него» подумал я.

Верхушка холма была сплошь утыкана соснами. Эдакий островок леса посредине гор.

— А мы тебя с Данилой и Катериной здесь подождем. Беги, Слава, беги.

И Слава побежал.

Кинулся на склон, недалеко от того места, где Данич пытался взобраться.

Поднялся наверх над той площадкой, где остался Будимир и ребята.

Катька и Данил все так же умиротворённо пялились на это проклятое озеро, в которое садилось солнце, озаряя водную гладь багрово-кровавым покрывалом.

Бежать через бурелом было невероятно сложно.

Лес, птицы, звери, все, в одночасье, как сума по сходили.

Ветки трещали под ногами, птицы на все лады разорались с каждой сосны, где-то слева спереди завыли волки.

Я бежал, не разбирая дороги, держась взглядом за холмик с соснами.

Оказавшись у подножья холма, в высоту который был метров 10, я услышал, как закричал Сергей.

Это был крик умирающего человека. Громкий, жуткий и очень короткий.

В ту же секунду вслед за криком Сергея я услышал рык зверя.

Скорее всего, это был медведь, достаточно крупный и матерый.

И после этого наступила тишина. Мертвая тишина.

Я слышал свою, бешено колотящееся, сердце и больше ничего. Даже ветер затих.

На секунду остановился, по телу пробежала предательская дрожь.

Чувство животного страха смешалось с чувством долга и любопытством.

Простояв в таком оцепенении пару мгновений, я с утроенным рвением кинулся вверх по склону.

В то же время я услышал, как на противоположенном крае холма затрещали ветки и деревья.

Медведь уходил в горы.

Адреналин подгонял меня огненной плетью по нервам.

Буквально взлетев наверх, я увидел то, что хотел увидеть меньше всего в эту минуту.

Холм в диаметре был метров 50.

По окружности стояли высоченные сосны, примерно одинаковой высоты.

В средине, ровная каменистая площадка, практически идеально круглой формы, обложена камнем размером с подушку.

В самом центре круга был пень, метра полтора-два в диаметре.

Круг был испещрён какими-то линиями, но разглядеть их не представлялось возможным, во-первых, темно, а во-вторых меня больше интересовал Сергей.

Он лежал на спине на дальней стороне круга.

Я кинулся вниз.

Серый лежал, раскинув руки, глаза открыты, а на губах застыла гримаса боли.

По ногам, и левой руке проходили глубокие раны от когтей зверя, грудная клетка разворочена, а на месте, где как я считал должно быть сердце – зияла глубокая пустая рана.

Кровавый след тянулся к краю круга, куда, как я понял ушел медведь.

Сергея больше не было здесь.

Я дотащил его тело до площадки, на которой оставил ребят и Будимира.

Что было потом – думаю, вы все прекрасно знаете, слезы, истерика, боль.

Мы с Данилой соорудили носилки из подручных материалов, дотащили Сергея до деревни Будимира.

На обратный путь ушло 2 дня.

Под конец первого дня, нам на встречу вышли деревенские жители.

Они помогли транспортировать Сергея до деревни.

Будимир убедил нас, что «схоронить» его здесь будет куда правильнее. На том и порешили.

На следующий день тело Сергея доставили на капище, недалеко от деревни.

Местные, до этого нелюдимые, оказались очень добрыми и чуткими людьми.

Успокаивали нас как могли. Помогли с приготовлениями.

Разложили костер, установили небольшое сооружение, смесь лодки и гроба.

Катька сидела и тихо плакала, уткнувшись в коленки.

Мы с Даничем тупо уставились на костер и молча вспоминали яркие моменты нашей дружбы, где был живой Серега, отец его, как мы с горки катались с Катькиной бабушкой.

У каждого были мысли свои, но в одном русле.

Местные вместе с Будимиром проводили обряд «схоронения» Сергея.

Были какие-то песнопения, слова.

А внутри меня была только пустота и дикое непонимание происходящего.

Столько труда, столько времени… «зачем Серега? Зачем?»

Пламя костра взметнулось высоко вверх и через секунду осело.

Будимир закончил читать заговор, опустил руки, кинул пучок травы в сторону костра и подошёл к нам.

Видео-чат с ясновидящей! Узнай своё будущее! ЗАДАТЬ ВОПРОС БЕСПЛАТНО

— Поспать бы Вам надо. А сутра уходите. Мы здесь сами все закончим. – сказал старец и указал рукой на небольшой шалашик, который деревенские соорудили в процессе приготовления ритуала похорон.

— Здесь? – спросил Данила – кивая в сторону шалаша.

— Здесь, Данила, здесь. – утвердительно кивнул головой старик.

Мы двинулись в сторону шалаша, но пройдя пару метров, меня осенила мысль, которая так долго не давала покоя.

Я развернулся и подойдя к Будимиру заглянул в его глаза.

Большие, глубокие, очень мудрые глаза совершенно непонятного мне человека.

— Он пришел счеты с жизнью свести? Да, Будимир? – спросил я.

Будимир молчал. Его взгляд был как всегда спокоен и снисходителен.

— Сергей при всём своём безумии сам на себя руки бы никогда не наложил. А в такую даль за смертью пошел, что бы мы не мешали. Он ведь все решил? – рассуждал я глядя на догорающий костер.

– Вся эта история с картами, с отметками, видимо только для того, что бы мы по следу пошли и тело его похоронили вовремя, а не зверям на пир оставили. И если бы Вы не помогли, он бы все равно в горы ушел.

Все для меня было вроде как ясно с одной стороны, но с другой я понимал, что мои выводы какие-то маразматичные, нелепые, шитые белыми нитками.

Голова отказывалась соображать.

— Слава, все вышло, как вышло. Сергей за покоем в душе приходил. И вы сюда пришли за этим же покоем. – Будимир обнял меня за оба плеча и пристально посмотрел в глаза.

– Далеко не все так очевидно, Слава. Есть вещи, которые вы понять не в силах.

То, что вы называете словом мистика-в большинстве своем, просто законы природы.

Есть силы, которые в величии своём ваш разум одним своим существованием уничтожат.

Поэтому вещи такие не каждый в голове хранить может. Ты не стремись понять, ты постарайся принять и дальше жить. А для ответов еще время не пришло.

Голос Будимира звучал в моей голове, или в груди.

Такое ощущение было, что он говорил не со мной, а внутри меня.

Да, я действительно обрел покой. Сейчас, когда все закончилось, внутри стало как-то пусто и тихо.

Как я заснул – не помню. Рано утром нас разбудил «колун-мастер».

Помог собраться и проводил до лесочка, который отделял нас от дороги. Через сутки мы были уже дома.

Пропажа Сергея так и затерлась в архивах полиции.

Умершим его не признали, так как тело найдено не было.

Мы как-то старались пережить все происходящее.

Катя через пару недель после нашего путешествия уехала к родственникам в Ухту, вроде как на месяц, но я чувствовал, что скорее всего навсегда.

Мы с Данилой продолжили жить в Усинске. Жить. Работать. Вспоминать.

Мистическая история продолжается


Катя приехала на годовщину смерти Сергея.

Сидели, поминали, вспоминали.

Приняв на душу грамм по 300 коньяка вышли на балкон проветриться.

— Да, не ожидал я, что вот так вот все закончится. – опустив голову на плечи пробормотал Данил.

— Ни кто не ожидал! – слезинки снова заблестели на глазах Катюхи.

— У меня никогда не было ни братьев, ни сестер. Мать алкашина, отец ни туда, ни сюда. – алкоголь предательски развязывал мне язык.

— У меня ведь всю жизнь только Вы и были. И Серега.

— А я в глубине души знала, что так будет – удивила нас Катя.

Закончить она не успела, мимо нашего дома пролетел ментовский бобик с мигалками и матюгальником как водится, заглушив Катину речь.

— О Шуша куда-то полетел. Не иначе порядок и правосудие нести, сука бздливая – Данил криво улыбнулся и добавил – пошли в дом. Холодно.

— А почему знала то, Кать? – вернулся я к нашему разговору.

— Серый очень отца любил. Всей душой любил. Когда дяди Саши не стало, я сразу поняла, что Серый вслед за ним на тот свет уйдет.

В душе у него ничего не осталось. А когда стало понятно, что всем все с рук сойдет, я уже на 100 процентов была уверена, что Серега на себя руки наложит.

В тот вечер мы еще долго сидели, вспоминали, обсуждали.

Пытались понять, зачем Серый такой хитрый и экзотический способ придумал свести счёты с жизнью.

Нафига вообще нужна была вся эта мистика, есть ведь способы и попроще.

Утром, продрав глаза, мы с Катюхой отправились в магазин за завтраком.

Утро для нас наступило часов в 12 дня, поэтому на лестничной площадке нас уже поджидала «Мышка-норушка»:

— Ой здравствуй Катенька. Навестить ребят приехала? – поинтересовалась баба Нюра.

— Здравствуйте баб Нюр. Да, к Сережке на годовщину.

— А вы его уже и похоронили? – с осуждением в голосе и хитрым прищуром ответила «Мышка» — не нашли ведь тело.

Нам нечего было ответить.

Мы просто молча стояли и смотрели в окно лестничного пролета.

Рассказывать кому-то нашу историю с путешествием к озеру было бессмысленно.

— Ладно, не буду задерживать. Только аккуратно, медведь в сторожку завалился ночью, подрал 5 человек.

Один только Кузьмич выжил. Аккуратнее по городу, не поймали его до сих пор – предупредила баба Нюра и «охая» начала подниматься на свой этаж.

Мы вышли на улицу и двинулись в сторону магазина.

Я достал телефон и набрал Михаила Кузьмича, банщика охотничьего домика, в котором и погиб Александр Викторович.

Кузьмич взял трубку не сразу.

По голосу было понятно, что он пьян, хотя для него это было не свойственно.

— Михаил Кузьмич, утро доброе. Что это вы в полдень, а уже «подшофе» — начал я из далека.

— О, Славка, привет! Приезжайте с Данилой – разговор есть. Вам интересно будет. – заплетающимся языком сообщил Кузьмич и отключился.

Мы с Катькой развернулись и ринулись домой. Вытолкав еще не проснувшегося Данилу из дома и загрузив его в машину, мы полетели к Кузьмичу домой.

Кузьмич поведал нам, что 3 дня назад, в сторожку заехали те самые московские «высокие гости», которые в своё время убили Александра Викторовича и покалечили Серегу.

Вчера, в первом часу ночи, в охотничий домик ворвался медведь.

Здоровый, метра 2 в холке. Вынес двери и устроил внутри такую кровавую баню, что Кузьмич, до этого не пивший лет 15, налакался до поросячьего визга.

Медведь разодрал всех, кто находился в домике, кроме Кузьмича.

Его не тронул почему-то, хотя он и оказался первым на пути зверя.

Один из охотников успел схватить ружьё и разрядит дуплетом в грудь медведя, но зверю на это видимо было глубоко все равно.

Схватил когтями за голову горе-стрелка, а второй лапой снес тело в сторону.

— Кузьмич. А ты точно «горькой» принял после этого, а не перед? Ты где же медведей в 2 метра в холке видел? – с тенью иронии поинтересовался Данич.

— Данила, я вообще первый раз такого монстра видел – заплетающимся языком добавил Михаил Кузьмич.

– Шел целенаправленно за людьми, меня просто отодвинул тыльной стороной лапы.

Зубы как штыки, на глазу бельмо, когти сантиметров по 20, наверное. Хромой, правда.

Когда по домику шел, все на левую лапу заваливался. Видать в капкане побывал.

— На арматуру, на стройке упал он в детстве, медведь этот – прозвучал холодный как сталь голос Кати. – поэтому и хромает.

Развязка

Ранним Августовским утром я выступил в свой поход.

Добрался до Инты знакомым путем, потом на такси до лесочка, через реку и к концу дня я уже был на тропинке, ведущей в деревню.

Знакомые лица жителей деревни не казались такими уж неприветливыми как в первый раз.

Здороваться и обниматься ни кто не побежал, конечно, но улыбки проскакивали то там то тут.

Дойдя до дома Будимира, я на секунду остановился.

Собрался с мыслями и духом и решительно поднялся по ступеням.

Стучать в дверь не пришлось, седовласый старец сам открыл мне дверь.

— Здравствуй, Славушка – встретил меня своей улыбкой Будимир. – Проходи.

Удивляться с этим человеком я уже разучился.

— Здравствуйте Будимир.

Я тут же поймал себя на мысли, что постоянно в разговоре со старцем скачу с «ты» на «вы».

От этой мысли стало немного некомфортно.

— Ты поспишь, а потом поговорим или сразу приступим? – поинтересовался Будимир.

О том, что я вернусь к нему даже я не знал, о том, зачем я пришел – я до сих пор не знаю, а он видимо уже знает.

— Я очень долго ждал, что бы задать эти вопросы.

— Проходи – Будимир провел рукой вглубь дома.

Я пошел в хорошо знакомую мне комнату.

Посредине стоял стол, с самоваром, парой чашек, видимо, с вареньем в глиняных плошках, еще какие-то сласти в деревянной «лодочке» и двумя ложечками.

Запах можжевельника и малины моментально поверг мой мозг в приятную усталость.

Будимир ждал меня. Причем ждал с точностью до минуты. Самовар был как раз на «подходе».

Разлив ароматный травяной чай по чашечкам он жестом пригласил меня сесть.

— У меня так много вопросов и так мало ответов.

— На все твои вопросы, Слава, ответов у меня не будет. Ты уж извини – Будимир отхлебнул чай и пододвинул ко мне чашечку с вареньем. – Угощайся.

Ни чай, ни варенье мне не лезло в горло. Сердце бешено начало колотиться.

Я наконец то мог узнать, что же произошло.

— Будимир, что произошло тогда? – задал я вопрос, который мучал меня на протяжении почти что целого года.

— Сергей задуманное осуществил. Слышал такую мудрость – «Око за око»?

— Слышал. Это какая-то бредятина, я до сих пор не могу поверить в то что произошло. Как такое может быть? Мистика!

То, что Будимир был в курсе произошедшего в охотничьем домике, я не сомневался, поэтому что-либо пояснять, я счел лишним.

— Давай Слава, я не буду тебя мучать. Расскажу, что смогу, что утаю – тебе знать не надо. А ты слушай внимательно.

Сергей, чувством мести, обиды и несправедливости гонимый, пришел ко мне.

На тот момент, он уже достаточно знал и о «Медвежьем круге» и о плате за его помощь.

Отговаривать я его не стал, не смог бы, да и потом дело его было святое, кровью кровь смыть.

Рассказал он мне что с ним приключилось, что задумал. Просил совета, просил помочь душу успокоить.

Обида и месть изнутри его выжигали. Я указал ему недостающие детали действа в круге.

И он ушел.

Мать-Природа, да Боги, дальше путь ему показали к кругу, потому как деяния его были чисты и справедливы.

«Круг медвежий» — это не мистика, это Матери-Природы творение.

Зачем он нужен – не скажу, да только Сергей в нем нашел и покой, и отмщение.

Когда в тайге оказался он, приступил к поискам родственной души, если тебе угодно, друга, который бы с ним в круг вошел, да с которым можно было бы духом, болью, досадой поделиться.

Будимир встал из-за стола и подошел к небольшому столику, на котором расположились пару десятков деревянных фигурок зверей.

Выбрав одну из них, он поставил ей посредине стола, раздвинув чашки.

— Родным по духу стал медведь. Года два назад, охотники застрелили медведицу с приплодом, а медведь их защитить не смог.

С тех пор, как и Сергей, томился он ненавистью к людям и местью, подобно яду змеи травящему.

И вошел медведь в круг с твоим другом.

Да вот только выйти из круга может только один.

Вот Сергей с медведем, в схватке и порешили, что медведь из круга выйдет, а Сергей, взамен, передаст ему дух свой, знания свои, ненависть и боль.

Мать-Природа свидетелем того уговора стала, да узрев чистоту помыслов и справедливость дела задуманного, уговор скрепами закрыла.

Вырвал медведь сердце родственное из груди Сергея и поглотил его, вместе с всем тем, что Сергей знал и что дорого ему было.

С тех пор в одном теле два духа и стали жить, друг друга меняя, да приспосабливаясь.

А как нашли они язык общий, так и задуманное свершили – отомстили за обиды и боль свою. «Око за око», Слава. «Око за око».

— Будимир, — прервал я рассказ старца. – я сердцем верю, а головой поверить не могу.

Ведь не бывает так.

Вся эта мистика. Все эти духи, матери-природы, медведи, это всё сказки какие-то!

— А в том Славушка, и проблема вся ваша.

Вы всему объяснения ищите, науки придумываете, веры разные, Богов.

А ведь правда, вот она, Слава, вокруг тебя, и ни какая это не мистика – старец развел ладонями в разные стороны, а затем сведя их обратно и сложив вместе указал на меня – правда, она вокруг тебя да в тебе самом.

Вы вместо того что бы Закон природы чтить, да по совести жить, озадачиваете себя проблемами великими, чтобы своего чернодушия да невежества не замечать.

Силу природы, в науку обернули, да и раскладываете её по строчкам в учебниках.

А все что понять не можете, обзываете ересью, колдовством, мистикой.

Но ведь чтобы понять, многого не надо. Достаточно Закон соблюдать.

А он простой.

Природе, за то, что жизнь тебе дала – будь благодарен как матери.

Живи по совести да на сделку с сердцем не иди.

К добру тянись и сам добро твори.

Работу почитай и трудолюбив будь.

Глобальные вопросы сами разрешились бы, если бы каждый по Закону жил.

Коль научишься добром жить, по совести, да головой своей думать – многие тайны тебе откроются.

Но да отвлеклись мы. Еще у тебя вопрос один есть.

— Где Сергей теперь – пожалуй, это был единственный и самый главный вопрос, с которым я пришел к Будимиру.

— Перевёртышем он стал. Теперь может он лик звериный на лик человечий менять.

Да вот только жизни своей прошлой он уже не помнит. Силы своей новой пока боится.

Бродит он по лесам, жить заново учится. Искать его забудь – порвет и глазом не моргнет.

На утро я ушел.

Даниле и Катерина ничего решил не рассказывать.

Вся эта мистическая история и так нас с ума свела, а если еще и это узнают…

Данила в скором времени тоже уехал из города, созванивались, списывались, даже встречались пару раз.

А потом у него появилась семья, дети, заботы и наша дружба дала трещину.

Катюшка тоже вышла замуж и уехала, кажется в Питер.

С ней связь разорвалась очень быстро.

Через пару лет я снова вернулся в деревню.

Личная жизнь у меня не заладилась, разлад с собой начался капитальный.

Работы нет, семьи нет, цели нет. Кризис, в общем. Хотел я спросить совета.

За место «чистой, свежей деревни, как из учебника истории» я нашел лишь четыре полуразвалившихся дома и заросшие поля.

Создавалось впечатление, что деревню бросили лет 50 назад и человеческая нога здесь, с тех самых пор, не ступала.

Тронулся ли я умом, приснилось ли мне все это или я действительно прикоснулся к огромной тайне – останется для меня загадкой, наверное, на всю жизнь.

Будимир и деревня меня больше не ждала.

— Будимир, плохой я ученик, не смог я понять Вашей истины – в пустоту деревни тихонько проговорил я.

Развернувшись спиной к деревне, я решил больше никогда не буду вспоминать произошедшего и обретя покой двинулся в сторону дома.

Видео-чат с ясновидящей! Узнай своё будущее! ЗАДАТЬ ВОПРОС БЕСПЛАТНО

*******************

Над старой заброшенной деревней, касаясь верхушек деревьев крылом, кружил огромный черный ворон.

По тропинке из деревни шел мужчина, понуро опустив голову.

Ворон молниеносно спланировал на сгнивший конек одного из домов, и двумя скоками спустился на покосившееся крыльцо.

«Не время еще, Славушка. Пока не время. А учеником ты хорошим будешь…».

Конец

Первая часть здесь

Оставляйте свои комментарии и делитесь нашими историями в соц. сетях.

Все мистические истории в рубрике Мистические истории из жизни