В этой истории есть и мистика и драма, история о мести и жизни, о том, к чему приводит жажда отмщения, о древних законах природы…

Перевёртыш мистика из жизни

Месть, это обоюдное лезвие меча — когда ты уничтожаешь врага, ты уничтожаешь свою душу. Конфуций (Кун-Цзы)

Знаете октябрьский дождь? Такой мерзкий, промозглый, пробирающий до костей.

Такое ощущение, что дождь подобно сотне игл колет кожу даже под одеждой.

Предательская дрожь бежит по рукам и ногам, зубы стучат от холода.

Вот это был как раз такой день. 19 Октября 2013 года.

День, когда не стало Александра Викторовича Гарелина. Точнее, день его похорон.

На кладбище было не многолюдно, жена, двоюродный брат, сослуживец, незнакомая никому женщина (видимо любовница), Михаил Кузьмич (банщик с охотничьего домика, где работал Александр Викторович), и мы, вчетвером.

Я, Катюха, Данил и Серега, сын дяди Саши.

Отец для Сереги был еще и мать.

После развода, Татьяна Викторовна уехала со своим новым мужем в столицу, бросив Серегу с отцом.

А тот в свою очередь, видимо чувствуя вину перед сыном, жопу рвал на британский флаг, что бы из Сереги получился нормальный человек.

И у него, надо сказать, получилось.

Сергей в отце души не чаял.

Сейчас вот стою, смотрю на него и сердце кровью обливается.

Нет, он не плачет и истерики нет. Сил не осталось у него просто.

Серега 3 дня просто подыхал от мысли, что отца больше нет. А сейчас в нем ничего уже не осталось.

Глаза пустые, красные, впалые щеки, синяки под глазами…

Как начиналась эта мистическая история

Дядю Сашу мы знали с малых лет. Все вчетвером в одном дворе жили.

Молчаливый, добрый, мудрый, он напоминал медведя Балу из «Маугли».

Видимо поэтому и стал лесничим на территории охотничьих угодий.

Часто устраивал нам за двором шалаши, с костром, с ухой.

Потом, бывало, брал с собой в лес, учил следопытному делу.

Мне кажется, мы вчетвером так сильно сдружились еще и из-за Дяди Саши.

Он нас как своих детей любил.

Помнится, Сереге «дрозда» дал за то, что тот Катюху до слез довел своими шуточками дурацкими.

Когда мы в универ поступили, Александр Викторович начал неделями пропадать в своей сторожке в лесу, хотел Сереге денег на квартиру в Ухте накопить.

Был ажиотаж на медведя.

Москвичи, с тугими кошельками и бездонным желудком, в пьяном угаре любили загнать медведя и расстрелять того с какого-нибудь карамультука за пару десятков тысяч долларов.

Так прошло 2 года.

А потом…

Потом дядю Сашу убили.

Для нашего Усинска это было потрясением.

Известно было очень мало об этом происшествии.

Говорили, что в тот день к нему приехали старые знакомые с Москвы.

То ли с прокуратуры, то ли с МВД, то ли с ФСБ.

Они каждый год приезжали и неделю бухали в охотничьем комплексе, изредка выбираясь пострелять по кабанам и медведям.

Александр Викторович организовывал им досуг.

Так было и в этот раз, только вместе с постоянными гостями, приехал один новенький, особенно понтовый, крикливый и грозный.

Со слов Михаила Кузьмича, банщика из охотничьего комплекса, накануне убийства «борзый» крепко повздорили с дядей Сашей, в чем была соль ссоры – непонятно, только столичный гость проронил что-то вроде

«Я тебя, суку, прям здесь сейчас завалю. Понял? И мне ни хрена за это не будет! Бегом встал и побежал бабки отрабатывать , вы*бываться тут еще будешь, старый пид***с».

Наутро, конфликт продолжился с новой силой, и он действительно убил дядю Сашу.

И ему действительно за это ничего не было.

Сначала конечно разбирательство, опрос свидетелей, а потом был звонок из Москвы и дело съехало на тормозах.

Официально все закончилось тем, что Александр Викторович, якобы, будучи пьяным, напал с охотничьим ружьем на отдыхающего и тому, пришлось убить агрессивного лесничего.

Мы пытались найти правду своими силами.

Бегали, искали, участковый, свидетели, запрос в прокуратуру, нашли имена всех, кто был в тот день на охот. базе, пытались поговорить…

А потом нам дали понять, что лезем мы не в своё дело и что, если не перестанем – будет только хуже.

И как плевок на правосудие и справедливость, «высокие московские гости» продолжали ездить в то же самое охот угодье каждый год, так же бухать, так же «отдыхать».

Традиция у них была такая.

Сергей пару раз пытался прорваться на базу, в их очередной приезд – поймали, избили, покалечили глаз (у Сереги теперь один глаз как вареный белок – мутно белый), челюсть сломали и выбросили на снег в 15 км от города.

После этого случая все и началось.

Сергей стал совершенно другим. Универ бросил.

Неделями сидел у себя в квартире, «втыкал» в интернет.

Смотреть на него страшно стало, не бритый, взъерошенный, неопрятный жутко.

Из веселого, жизнерадостного парня получился нелюдимый молчаливый затворник.

Не знал бы – подумал, что Серега начал бухать.

Но я его знал. Бухать он не начал — он что-то задумал.

Но понял я это слишком поздно.

Пропажа-мистика начинается

мистика начинается

Телефонный звонок в 8 утра в субботу был для меня мягко говоря неожиданным.

— Славка, Серега пропал – выпалил Данил в трубку.

— Данич, тише …– голова отказывалась тут же включаться в работу.

Видимо спать по 3 часа в день все же мало.

– Кто пропал, куда пропал – попытался выяснить я, присаживаясь на кровать и протирая глаза.

— Серега пропал. Катька сегодня утром зашла к нему как обычно, перед автобусом, а в квартире пусто.

— Ну и чё вы сразу «пропал, пропал». Может Серый в магазин вышел, или по каким другим делам – попытался я успокоить Данилу, а сам ускоренно просыпался, от накатившей мысли.

— Ты давно крайний раз его вне квартиры видел? – поинтересовался мой собеседник

– Я его, помню, месяца два назад в городской архив возил и все. Больше по слухам «Мышки-норушки» он из квартиры не отлучался.

«Мышка-норушка» или баба Нюра наш верный агент, шпион и «большой брат», который пристально, но незаметно следил за Серегой последние 4-5 месяцев.

Мы тогда начали волноваться о его психическом здоровье, а баба Нюра, как и положено всем бабам Нюрам в её возрасте, сердобольно предложила нам «посмотреть за Сереженькой».

В итоге мы получили полное расписание Серегиного дня от того во сколько он встал и до того, какие звуки из его квартиры раздавались в какое время.

Как это делала баба Нюра – её профессиональный секрет.

Мы же со своей стороны помогали ему с продуктами, выносом мусора и прочими бытовыми заботами.

А жил Серый на деньги, которые отец заработал не за долго до смерти.

— Я буду через 20 минут. – сказал я и начал медленно бродить по квартире в поисках штанов и футболки.

Через 20 минут я и правда стоял на пороге Серегиной квартиры.

Грязь, бардак, паутина, кучи книг разбросанных по всем углам, распечатки какие-то.

Схемы бомбы или адронного коллайдера направленного действия на глаза не попались и то хорошо.

— Привет, Слав – не веселой улыбкой встретила меня Катюшка.

Маленькая, неказистая, с немного оттопыренными ушами, но такая милая сердцу, друг-Катя.

— Привет. Что стряслось то у вас? – пытался я вникнуть в происходящее.

— Здорова – пожал мне руку Данич, появившейся неожиданно из ванной.

– Серега пропал. Судя по всему, ушел либо очень поздно ночью, либо рано утром. «Мышка-норушка» слышала в районе половины второго ночи, как летели какие-то кастрюли тут и потом тишина.

— Звонили ему.

— Ясен пень звонили! – раздраженно ответил Данич. – «Аппарат абонента выключен или находится в не зоны действия сети» — передразнил он автоответчик.

— Полицаям надо звонить – резюмировал я.

— А я уже позвонила – раздался из-за входной двери голос бабы Нюры.

– Я как Вас увидела всех тут – сразу заподозрила что-то неладное – и вызвала полицию. Ох, бедный Сереженька, извелся он совсем.

— Ну, стало быть, ждем.

Полиция, в лице участкового старшего лейтенанта Шурыгина (он же Шуша), поводила жалом по квартире, сказала что-то про сроки подачи заявления на пропавшего человека и удалилась в своё гнездо порядка и закона.

Мы знали, что ни кто Серегу искать конечно не будет.

В томительном ожидании того, что он вернется, прошло 4 дня.

На собрании старых друзей, было решено искать Серегу самостоятельно.

И решено было начать с квартиры.

Благо наша бдительная полиция даже не удосужилась опечатать дверь.

Обыскали всю хату вдоль и поперек. Особо информативного ничего не нашли.

Куча книг по истории края, про камни, какая-то фэнтезийная бредятина про язычников, мистика, магия, древние ритуалы, и штук 20 разных карт родной Уральской местности.

Вот тут-то нас и торкнуло — раз есть столько карт одного и того же места – стало быть Сергей что-то искал.

И мы искали.

Долго, правда, искать не пришлось. На шести картах было по две одинаковые пометки.

Одна была недалеко от излучены реки Качуренка, вблизи Верхней Инты, а вторая практически у озера Мадто, с этой стороны от дороги.

В тот же вечер, у Катюхи на квартире, за бутылкой коньяка, мы разрабатывали план поиска Сергея.

— Я тут пошукал по инету, по ходу дела у реки, где Серый точку первую поставил, деревенька есть какая-то. – начал Данил.

– Упоминаний про деревню минимум. Крайнее упоминание еще довоенное, 30-ых годов. Видимо 3 дома с двумя бабками.

Зачем Серый туда поперся я не знаю. Даже если учесть, что у него планку сорвало на теме отмщения… не знаю.

Быть может он бабку какую-то ищет, чтобы проклясть уродов этих? Что бы срались под себя до скончания веков?

— Да не, бред какой-то. – включилась в разговор Катя.

– Серый хоть с катушек и съехал, но не на столько. Он ведь атеист вроде как, да и во все эти дела эзотерические, и мистические истории не верит.

— А по второму месту, у озера что? – ткнув пальцев в карту поинтересовался я.

Катюха подняла стопку, мы «чокнулись», опрокинули еще по 50 грамм и Данич, корча страшное лицо от кислого лимона продолжил.

— Ничего. Озеро как озеро, в жопе мира.

Добраться туда на вертолете только если.

Ногами идти – застрелишься. 40 с хреном километров по Тайге и горам.

Но ничего примечательного, чтобы нашего бешеного друга, заинтересовала там нет. – Данил провел прямую линию от предполагаемой деревни до озера.

— Ну и что делать будем, други мои? – попытался резюмировать я.

— У меня в принципе 2 недели отпуска есть. Еще неделю выпрошу у шефа. Так что я горазда сходить. – подпьяневшая Катерина была непривычно решительна.

Данил изобразил глубокую задумчивость, собрав на своём лбу целые Аппалачи из морщин.

— Я в принципе тоже горазд. 3 недели стопроцентно, быть может еще неделю смогу выкроить отгулами. – наконец выдал он.

— А я временно безработный. Мне проще всего.

— Серый, с его хромотой, далеко уйти не должен. Если поторопимся, поймаем в деревне, ну или на крайний случай у озера выловим. – резюмировал Данил.

— Типун тебе на язык! «Выловим» — постучала себя по лбу кулаком Катя – острослов блин.

Собрались быстро. На все про все ушло 3 дня.

Рюкзаки, палатки, одежда, провиант.

До Инты добрались железной дорогой. Сутки в самой Инте.

Порасспрашивали местных про деревеньку. Точно никто ничего не знает.

Кто-то говорил, что деревни там нет уже сто лет, кто-то слышал краем уха, что в деревне действительно 3 дома и полтора инвалида местного населения.

Ещё несли про старообрядцев и даже про язычников, пара алкашей, в пивнухе на вокзале, утверждали, что своими глазами видели, как в тех лесах военные ставили эксперименты какие-то.

Перевётрыш-Око за окоАМУЛЕТЫ И ОБЕРЕГИ - ЗАЩИТА ОТ СГЛАЗА И ПОРЧИ

И вообще там всякая мистика творится, лучше туда не соваться.

Выяснили мы, что добраться туда можно пешком, хотя по результатам бронирования местного такси, сократили путь до 5-ти километров.

В итоге, в 6 утра, высадили нас в полутора километрах от реки «Большая Инта».

Отдав 700 рублей денег краснолицему таксисту, с явными признаками гипертонии после «вчерашнего», мы ринулись в направлении переправы.

Что такое пробираться через таёжную чащу описать словами невозможно. Это надо прочувствовать.

Позади себя, а шел я первым, слушал постоянно «Бля», «Да ёптыть», «Твоюж мать».

Полтора километра пути дались нам реально тяжело.

Выйдя к реке, мы были уже порядочно мокрые и злые.

Видимо пожалев нас, Тайга позволила без особых сложностей перейти реку.

В итоге к вечеру, благодаря GPS, картам и какой-то там матери мы вышли к деревне.

Деревня

Мистическая деревня

К нашему удивлению нас ожидала классическая очень старая деревня, с домами с резными наличниками, огородами и старыми бабушками.

Чистая такая, свежая деревня, как из учебника истории о старорусском быте.

При нашем появлении, местные не особо приветливо оборачивались и спешили приступить к своим обычным делам.

Пройдя домов 5, мы решили спросить о Сергее. У плетня забора огромным колуном махал здоровенный детина, лет тридцати.

— День добрый. Бог в помощь, уважаемый – я попытался вложить в своё приветствие все свои познания о старых деревнях и их деревенских жителях.

— Это смотря какой Бог помогает – хмуро ответил крепыш, не отрываясь от своего занятия.

— Отвлечём Вас на минутку – не сбавляя заданного ритма подключился Данич – не видели ли Вы здесь вот такого хлопца?

— Кого – обернувшись через плечо спросил детина.

— Ну парня вот такого не видели? – снова спросил Данил тыча пальцем в распечатанное фото Сергея с Катюхиного дня рождения.

«Колун-мастер», так я про себя назвал этого шкафчика, всмотрелся в фото, потом обвел тяжелым взглядом всех нас троих и опустив глаза в землю ответил:

— Нет. Не видел. Занят я. Не мешали бы Вы, пришлые. – детина, нарочито сурово поставил очередной пенек и тяжело опустил на него колун.

Знал что-то этот старорусский терминатор, но говорить не хотел напрочь.

«Пришлые», прозвучало особенно обидно и как-то холодно.

— Друг это наш, с детства вместе. – встряла в разговор Катя.

– Я вижу,видели Вы его и знаете. Помогите нам, пожалуйста! Он сюда отправился, мы знаем, что он здесь был. Искал кого-то. Помогите пожалуйста!

Мы с Даничем впали в ступор, от такого красноречия Кати.

Обычно из неё слова коленными клещами не вытешешь – закомплексованная до жути в разговоре с чужими, а тут…

Здоровяк развернулся к нам, мастерски махнул колуном по полукругу и опустил его на плече.

— К Будимиру идите. Его дом крайний по дороге. Захочет – скажет вам что. Не захочет – не держите зла. – пробормотал дровосек себе под нос.

— Спасибо, добрый человек. – от всей души поблагодарил я его и двинулся в путь, чувствуя на себе свинцовый взгляд детины.

Мы отправились куда нас послали.

В конце деревни стоял ничем непримечательный дом, с разными изразцами на стенах и створках окон.

Тяжелая дверь, как водится, с латунным кольцом и видимо железным засовом изнутри.

— Хренассе история – резюмировал Данила. — Прям Властелин колец, блин.

— Данич, стучи. – Кате не терпелось поговорить с этим Будимиром и выяснить наконец, где Сергей.

Меня самого не покидала мысль, что Серый все еще здесь и мы успеем отвлечь его и оградить он глупостей.

Кстати, мысль Данича, про «проклятие» была уже и не такой безумной.

Будемир этот видимо любил антураж таинственности, загадочности, и мистики.

Одно только пугало-огромный ворон, восседающее на коньке крыши чего, стоило.

— Иду иду. – послышался из-за двери мягкий, словно осенний лиственный ковер, голос. – Иду,иду.

Дверь нам отворил седовласый высокий старец.

Знаете, такой, как в сказках о былинных богатырях?

Волос седой, рубаха-платье в пол, расписанная интересными и причудливыми узорами, поясок на голове тоненький, берестяной, мешочек на поясе, борода до средины груди, седая как снег.

Лет 60-65 от роду.

— Здравствуйте… Бодимир – в своём стиле промямлила Катя.

— Бу-ди-мир – поправил её старик и улыбнулся. Так по-отечески улыбнулся, по-доброму. – Вы, наверное, из Усинска? Вы Катя?

— Да, а как вы узнали? – спросил я, инстинктивно сделав шаг назад от такого угадывания.

Я конечно смотрел «Битву экстрасенсов», потому как в Усинске больше смотреть особо нечего, показывает полтора канала, но такого вангования не ожидал.

— А меня друг Ваш предупредил. Вы же за ним пришли? – не убирая улыбки с лица спросил нас Будимир. – Только опоздали Вы на пару дней. Ушел он.

— Куда ушел? — практически со слезами на глазах спросила Катюха.

— Так «Медвежий круг» искать. В горы ушел. – ответит дед, все с той же улыбкой, которая уже, кстати, начинала капитально раздражать.

— Какой круг? – вклинился в разговор, до этого молчавший Данил

— «Медвежий» — ясное дело не барсучий. – ответил дед. Видимо пытался шутить.

– Вы в дом проходите. Идти за ним в ночь дело опасное и не доброе. Сгинете в тьме лесной.

После фразы «сгинете в тьме» идти куда-то под ночь действительно расхотелось.

Дед Будимир проводил нас в свой дом.

Дом деда внутри оказался весьма уютным. Запах трав, развешанных по стенам, сводил сума.

На душе стало как-то спокойно и по-доброму мягко.

Не могу объяснить это ощущение – надо почувствовать. Как будто маму обнял.

Хотя я свою обнимал крайний раз лет в 10.

Потом она скорешилась с водкой и замерзла нафиг в очередную зиму, а я сначала в интернат, потом обратно домой к отцу.

Тепло деревенской печки окончательно расслабил моё уставшее тело.

Знаете, с чем можно сравнить тепло печки?

С объятиями любимого человека. Тепло какое-то доброе, нежное, мягкое.

Мы сидели на деревянном полу, возле печки, пили травяной чай и приходили в себя, после изнурительного перехода.

Будимир выдал нам теплые пледы из козьей шерсти. На редкость вонючие, но очень теплые.

Достав бутеры с «Докторской» колбасой, мы восполняли потраченные днем силы.

Предложили было хозяину, но тот мягко отказался, косясь на бутерброды как черт на распятие.

— Дедушка, а за чем Сергей к Вам пришел? – спросила Катя полусонным голосом.

— Так ясно зачем – покоя спрашивал. Тьма в душе его поселилась. – Будимир тем же отеческим голосом доносил до нас, как казалось ему, наверное, прописные истины.

– Обидели друга Вашего. Крепко обидели. Люди злые, с сердцем черным.

— И дали Вы ему этого «покоя» – с какой-то издевкой в голосе спросил Данич.

— Да кто же таких сил со стороны даст? Покой обресть можно только в самом человеке. В сердце его. Только понять его надо, принять. – Будимир поднял палец, почему-то к потолку.

Голос старца действовал гипнотически, мягкий вкрадчивый, умиротворяющий.

– Но полно Вам полуночничать. Отдохнуть надо. Завтра путь у Вас далекий. Мать-Природа даст – встретитесь вы с другом Вашим. Укладывайтесь спасть. Завтра разговор закончим.

Слова его подействовали как какое-то заклинание.

Глаза мои, и без того уставшие, закрылись сами собой.

За секунду до того, как голова коснулась пола, я заметил, что Катюха с Даничем уже давно дрыхнут.

«Вот старый прохиндей»! – успел подумать я, до того, как мозг отправился в глубокий нокаут.

Наша мистическая история продолжается

Наша мистическая история продолжается

— Славка, вставай! – за плечо меня кто-то тихонько тряс. – Вставай, ленивец.

— Катюха, иди в баню, дай еще минут 10 – промямлил я, еще не отойдя ото сна.

— Славка, сейчас сделаю «Доброе утро по Ухтински» — Услышал я голос Данилы.

— Так, тихо, без рук. Встаю – я прекрасно знал что такое «Доброе утро по Ухтински» и просыпаться этим способом мне хотелось меньше всего. – А где дед?

Я оглядел комнату. В дневном свете она оказалось еще причудливее и удивительнее.

Перевётрыш-Око за окоАМУЛЕТЫ И ОБЕРЕГИ - ЗАЩИТА ОТ СГЛАЗА И ПОРЧИ

На стенах висели какие-то деревянные статуэтки, пучок травы в метр высотой в глиняной чашке стоял в углу, какие-то непонятные деревянные приспособления.

В общем было впечатление, что я проснулся в краеведческом музее.

Будимира ни где не было.

— Вон дед, солнцу молится – кивнул Данила в сторону окна.

Старик Даничу, видимо, не нравился на корню!

Будимир действительно стоял лицом к солнцу, раскинув руки в стороны.

-Бузданутая деревенька. Сектанты что ли, я не пойму. Смотрите, какие рожи, на стенах висят. По ходу дела какие-то староверы, что ли. – резюмировал Данич.

— Сектанты, протестанты, какая разница. Помогут Серого найти – уже замечательно будет. – подала голос Катя, упаковывая свою рюкзак и готовясь к походу.

Мы последовали её примеру. Отложив по паре бутербродов и бутылочку воды, я забросил в рюкзак оставшиеся вещи.

— А куда идём то мы. Есть идеи как до озера добраться? – поинтересовался я.

— А я Вам покажу тропку лёгкую да короткую – в комнату зашел Будимир. — Провожу немного.

— Будимир, что с Сергеем, куда он пошел. Зачем приходил к Вам? – Катя подошла к деду и с высоты своего метр шестьдесят уставилась на почти двухметрового старца.

— Катенька, Сергей за помощью ко мне приходил, но помочь ему не могу я. Я лишь путь могу указать ему, а дальше он сам разберется – Будимир положил свою руку на Катино плечо.

– Сердце у Вашего друга большое, но отравлено оно горем. Пока сам себя не примет, пока покой свой не найдет — обратно не вернется. А вы к нему сходите. Сходите и свой покой найдите – дед улыбнулся своей чарующей улыбкой и провел рукой по Катюхиным волосам.

После его слов, за Сергея, почему-то на душе стало спокойно как-то.

Поверил я Будимиру, что Серый пришел покой в душе обрести, а ни очередную фигню сморозить.

Будимир повесил на пояс берестяную фляжку, пару мешочков и взяв посох предложил выдвигаться.

Продолжение.

Оставляйте свои комментарии и делитесь нашими историями в соц. сетях.

Видео-чат с ясновидящей! Узнай своё будущее! ЗАДАТЬ ВОПРОС БЕСПЛАТНО

Все наши мистические истории, вы найдёте в рубрике Мистические истории из жизни